Как начиналась Русь. Рассказ, который мог бы быть правдой

Послесловие автора к первой части трилогии «Солнце всходит на севере»

Достоверной истории не существует. История — это интерпретация прошлого с позиций современности, субъективное отображение нашего представления о нём. Мы не знаем и никогда не узнаем, что думали и говорили наши предки тысячу лет назад, чем они руководствовались, совершая те или иные поступки. Поэтому писать исторический роман то же самое, что сочинять фантастику. С той лишь разницей, что действие фантастического произведения происходит в мире полностью вымышленном, созданном фантазией автора, а исторического — в мире, реконструируемом с помощью всё той же фантазии. И таких реконструкций на самом деле может быть множество.

Эта книга — однаиз таких реконструкций.

Что мы знаем о древней Руси и русах

Чтобы достаточно полно описать один день из жизни одного человека потребуется несколько страниц текста. В то же время описание некоторых исторических периодов в сто, двести, триста лет зачастую умещается в три-четыре абзаца в силу скудости наших знаний и отсутствия достаточной источниковедческой базы. Всё остальное приходится додумывать. История Древней Руси, Киевской Руси, как её принято называть в исторической литературе, один из таких примеров.

Что мы знаем из школьного курса истории и литературы? В древние времена братья Кий, Щек, Хорив и сестра их Лыбедь, запечатлённые аж в двух памятниках, сооружают на берегу Днепра город Киев, который в будущем должен стать матерью городов русских. Потом лет триста здесь ничего не происходит. Пока не появляются Аскольд и Дир, два брата, которые правили недолго и умерли в один день. Их убийца, Вещий Олег, прибив свой щит к вратам Цареграда, собирается отмстить неразумным хазарам, но тут коварная гробовая змея, выползшая из конского черепа, обрывает его славный путь на крутом берегу Днепра. Князь Игорь погибает, наказанный за свою жадность древлянами, с которых он пытается получить двойную дань. Его жена, Святая Ольга, жестоко мстит убийцам, сжигая города и закапывая живьём древлянских послов, а потом становится образцовой правительницей и столпом православной веры. Святослав, сын Ольги и Игоря, наконец-то доводит до конца дело Олега в вопросе мести неразумным хазарам. Да так, что от могущественного Хазарского Каганата не остаётся камня на камне. Правда потом он сам погибает, обманутый коварными греками, а из его черепа печенежский хан пьёт кумыс, празднуя свою победу над самоуверенным русским князем. И вот наконец Владимир Святославич, Владимир Красно Солнышко одолев всех врагов, женится на греческой принцессе и массовым крещением киевлян в Днепре знаменует торжество Руси Православной над мраком язычества.

Действительно, как писал в своё время Дидро, в истории любого народа найдётся немало страниц, которые были бы великолепны, будь они правдой.

Надо признать, что, как и древний летописец, мы не знаем ответа на вопрос «откуда есть пошла земля русская». Два города претендуют на роль первой русской столицы — Киев и Новгород. В мае 1982 года Киев официально отпраздновал 1500-летний юбилей, а официальной датой основания Новгорода считается 859 год. Обе даты абсолютно произвольны и не имеют под собой реального исторического обоснования.

Возраст Киева историки Борис Рыбаков и Пётр Толочко вычислили исходя лишь из того факта, что на Старокиевской горе в ходе раскопок было обнаружено несколько монет византийского императора Анастасия I, правившего в конце V века. На заседании ЦК Компартии Украины тогда вообще рассматривали точку зрения академика Тронько и его сторонников, которые утверждали, что Киеву уже ни много ни мало, аж 2000 лет, но потом под давлением ЮНЕСКО от неё отказались.

Дата же основания Новгорода вообще взята с потолка — на основании того, что в Никоновской летописи, составленной в XVI веке, под 859 годом приводится запись о смерти новгородского старейшины Гостомысла. В реальности же археологические данные позволяют говорить о существовании первого поселения городского типа на территории Киева не ранее последней четверти IX века. А самые древние новгородские мостовые датируются 930-ми годами.

Не лучше обстоят дела с датировкой начального периода древнерусской истории и правления первых князей. Летописцы что называется, путаются в показаниях. По одной версии у них Рюрик призван на княжение в Новгород, а по другой он первоначально прибыл в Ладогу, а Новгород основал позже. Вещий Олег то князь и опекун Игоря то воевода при нём, а могила его не то в Киеве, причём в двух местах, не то в Ладоге.

Вся эта чехарда связана с тем, что фактически в нашем распоряжении нет оригинальных письменных источников по истории Руси IX-XI веков. Самая «свежая» летопись — так называемая Радзивиловская или Кёнигсбергская, — изготовлена в XV веке. Правда, как нам говорят, по образу и подобию древних оригиналов, но прямых доказательств этому нет. При этом вся летописная история Руси от Рюрика до Ярослава умещается в полсотни страниц современного печатного текста.

Ещё в студенческие годы, всерьёз заинтересовавшись историей древней Руси, я глотал книгу за книгой, пока в какой-то момент не понял, что это бессмысленно. Бессмысленно, потому что никаких новых знаний я больше не почерпну, сколько бы я их ещё не прочитал. Все эти книги — интерпретации авторов, а зачастую просто манипуляции фактами, теми немногочисленными фактами, которые давно известны и описаны в научной литературе.

Попытка сопоставить датировку летописи с датировкой латинских, греческих и арабских источников приводит к пониманию того, что летописец расставлял даты произвольно, руководствуясь исключительно своими соображениями, а потому полагаться на их достоверность не стоит. Первая дата, которая совпадает со свидетельствами греческих и латинских хроник, это 941 год, когда князь Игорь предпринял неудачный поход на Константинополь. Всё, что описано в летописи раньше, никакие альтернативные источники подтвердить или опровергнуть не могут. Археология, конечно, вносит некоторые коррективы, но, в отсутствие адекватных письменных документов, не в состоянии поставить окончательную точку в этом вопросе.

История Руси для летописца начинается с призвания варягов, которое он помещает под 862 годом. Именно эта дата была взята за основу российской имперской историографией XVIII века, и в 1862 году было с помпой отпраздновано тысячелетие России. Летописец, очевидно, считал эту дату бесспорной, руководствуясь какими-то неизвестными нам соображениями, поэтому, узнав из греческих, а точнее, болгарских источников о нападении «народа Рос» на Константинополь в 860 году, поместил это событие в летопись под 866 годом. Мы же помним, что любое упоминание о русах летописец пытается связать с Киевом, а, по его логике, в 860 году Киев платил дань хазарам, и никакой Руси там ещё не было и в помине. И только в 862 году туда пришли Аскольд и Дир, чьи имена летописец искусственно прилепил к рассказу о походе на Константинополь. Но на самом деле дата этого события точно известна, а само оно достаточно подробно описано. И при этом ни в одном документе нет ни малейшего указания на то, что исходной точкой похода был Киев.

Точно так же поступает летописец, описывая разгром русами Хазарского Каганата. Согласно летописи, это случилось в 965 году, в то время как арабские источники, которые нет оснований подвергать сомнению, дают другую дату — 969 год. Но в 969 году князь Святослав воюет в Болгарии, мы это знаем из греческих хроник. Знал это и киевский летописец. Поэтому поставить во главе его Святослава получилось, только поместив это событие под 965 годом.

Важно понимать, что первая летопись составлялась не ранее конца XI века, а, возможно, даже позже, когда под Русской землёй, Русью понималась относительно небольшая территория вокруг Киева. Никакой другой Руси на тот момент не существовало, поэтому летописец упорно пытается связать любое её упоминание с Киевом, Киевской землёй. Эта системная ошибка перекочевала в работы современных исследователей, которые, вслед за летописцем, поступают точно так же, напрочь игнорируя факты. Русы IX-X веков действуют на обширной территории от Каспия до Босфора. При этом летописец, например, не знает ни о русских послах в Константинополе и Ингельгейме в 839 году, ни о масштабных походах русов на Каспий именно потому, что эти русы не были связаны с Киевом.

Есть все основания полагать, что в интересующий нас период русами, русью назывались выходцы из Скандинавии, дружины викингов, по рекам проникавшие вглубь Восточно-Европейской равнины. Именно так они и представлены в книге.

Противники данной точки зрения пытаются убедить нас в том, что русы, русь — это местное племя славянского или иного, но, ни в коем случае не северогерманского происхождения, с древних времён обитавшее на берегах Днепра. Однако следов такого племени и документального подтверждения его существования так и не было предъявлено до сих пор.

Русские города

Все древнерусские города датой своего основания традиционно считают год, под которым они упомянуты в летописи. Для самых старых это 862 — призвание варягов и 907 — поход Олега на Константинополь. Но оба эти события легендарны, а привязка к датам условна.

Археология неумолима – кроме Чернигова, Полоцка и Старой Ладоги, летописные города древностью похвастать не могут. Упомянутые под 862 годом Ростов и Муром, например, до середины X века не существовали. Первая датировка по спилам деревьев ростовских городских построек это 963 год. При этом неподалёку от Ростова уже в VII веке существовало Сарское городище, племенной центр мери. Летопись о нём не упоминает, и как он назывался, мы не знаем. И таких безымянных городов найдено немало.

Так, на берегах Днепра неподалеку от Смоленска было раскопано городище в Гнёздово. Название условно и дано по имени ближайшей деревни. Само же городище возникло в IX веке. Оно существовавшее задолго до возникновения самого Смоленска и некоторое время одновременно с ним. При этом в летописи о нём ни слова. То ли летописец не знал о нём, что сомнительно, то ли сознательно умолчал.

Мы знаем, что Смоленск упомянут при описании похода Олега на Киев в 882 году. Однако город в этом месте появился только в XI столетии, уступал Гнёздову размером и был центром заштатного княжества, куда традиционно отправляли самых младших князей. Гнёздово около 950 года было уничтожено пожаром, о чём свидетельствует слой пепла, но затем город восстановили. Второй раз его разрушили, на этот раз уже окончательно, в XI веке, после чего городской центр был перенесён в Смоленск и учреждено Смоленское княжество.

Т. Джаксон полагает, что Сюрнес (Sýrnes) скандинавских саг это Гнёздово. И мы эту версию в рамках книги условно принимаем.

Самым древним из упомянутых в летописи по имени русских городов является Альдейгья или Альдейгюборг, Старая Ладога, существовавшая уже в VIII веке. Именно туда прибыл летописный Рюрик со своей русью. Археологи подтверждают, что Ладога была военно-торговым поселением, в котором жили скандинавы. Финны и славяне появились здесь позже.

Много вопросов по поводу даты возникновения Киева. Несмотря на приписываемую городу учёными мужами полуторатысячелетнюю историю, столь древних поселений на его территории не найдено. Раскопаны несколько небольших деревянных крепостей и могильников, которые датируются в лучшем случае концом IX столетия. Первая датированная по древесным кольцам постройка на Подоле — 887 год, то есть на целых пять лет позже завоевания Киева Вещим Олегом.

Первое достоверное упоминание Киева содержится в так называемом «киевском письме», датированном первой половиной Х века. Этот документ, написанный на еврейском языке, выдан общиной города Кийоб некоему еврею, совершившему путешествие из Киева в Каир. Письмо исследовано очень подробно, есть соответствующие публикации на эту тему. Имена, упоминаемые в документе — еврейские, славянские и хазарские. Как уже было сказано, письмо написано на еврейском языке, однако в нём присутствует приписка, сделанная так называемыми «тюркскими рунами», которые некоторые исследователи считают хазарской письменностью. О. Прицак переводит эту приписку как «Я прочёл» и считает, что это виза чиновника хазарской администрации города.

Если принять версию О. Прицака и его перевод псевдорунической надписи, то на момент написания письма Киев всё ещё должен был находиться под контролем хазар.

По летописи, Киев платит дань хазарам до появления варягов Аскольда и Дира в 862 году. Но мы помним, что летописные даты условны, так что принимать их на веру не стоит.

«Хазарский след» в древнейшей истории Киева ряд исследователей усматривает и в упоминании Константином Багрянородным некой киевской крепости Самбатас. В названии «Самбатас» они видят хазарское «Шам-бат», то есть буквально «высокая крепость». Весьма соблазнительно отождествить эту крепость с Вышгородом. Однако, кроме названия, других оснований для этого нет.

Так или иначе, история города, по крайней мере, до середины X века неясна и туманна. Что открывает необъятный простор для разного рода околонаучных фантазий. Мы тоже позволим себе немного пофантазировать. В конце концов, чем мы хуже других?

Русские князья

Строго говоря, первый упомянутый в летописи русский князь это Рюрик. Но анализ текста летописи показывает, что ни о нём, ни о призвании варягов в Киеве до её написания вообще не знали. Эту историю летописец услышал от переехавших в столицу на ПМЖ новгородских бояр Вышаты и Яна Вышатича. И влепил её в самое начало своего рассказа о том, откуда есть пошла земля русская. Потому что надо было чем-то заполнять пробелы. А их, судя по всему, было немало.

Между 862 и 941 годами летописец упоминает всего трёх князей. Также в этой части летописи огромное количество пустых лет. То есть десятки лет подряд ничего не происходит. Хотя из иностранных источников мы знаем, что это не так. Но летописец арабские и латинские книжки не читал, поэтому выкручивался, как мог.

Олег Вещий. Согласно летописи, Рюрик умирает в 879 году, оставив малолетнего сына Игоря на попечение своего родственника Олега. Тот сразу же отправляется воевать и захватывает Киев, который становится его столицей и «матерью городов русских».

Олег остаётся опекуном Игоря до самой своей смерти в 912 (в некоторых летописях — в 920-х гг.) году. Выходит, даже если Игорь родился в 879 году, на момент смерти опекуна ему должно быть минимум 33 года. Получается, что опекунство Олега как-то сильно затянулось. И тут либо надо считать Олега узурпатором, либо Игоря неспособным самостоятельно управлять.

Насчёт самого Олега в летописях нет определённости. Он то князь, то воевода. Помирает то в Киеве, то в Ладоге.

Путаницы добавляет норвежская сага об Орваре Одде.

Как известно, летописному Олегу волхвы предсказали гибель от его собственного коня, что, собственно, и случилось. Сам рассказ об этом событии фрагментарен, как будто вырван из контекста. Зато в саге об Орваре Одде он очень подробно изложен. Колдунья предсказывает смерть от коня норвежцу Одду, который затем становится конунгом в Гардарики, совершает множество подвигов и, в конце концов, погибает от укуса змеи, выползшей из конского черепа. Казалось бы, можно поставить знак равенства между Оддом и Вещим Олегом, но есть два НО. Во-первых, имя Олег это Хельги, и Орвара Одда в Олега не удаётся превратить никак. Во-вторых, Одд умирает в Норвегии, а все летописи уверенно хоронят Олега в пределах русских земель. Да и текст саги не даёт возможности установить хотя бы приблизительно время описанных в ней событий, чтобы можно было проводить хоть какие-то параллели.

Как раз в период правления Олега руссы совершают несколько походов на побережье Каспийского моря. А некий правитель руси Хелгу воюет с хазарами. Но летопись об этих событиях загадочно молчит. Зато в подробностях описывает масштабный поход Олега на Константинополь, о котором ни один источник, кроме летописи, ничего не знает.

Игорь Старый. После смерти Олега следует ряд пустых лет. Дорвавшись наконец до власти, Игорь начинает проявлять себя только в конце своего правления, в 941-945 годах. И единственного наследника успевает родить только на старости лет, когда и сам князь и его жена Ольга, если верить хронологии летописи, уже весьма и весьма немолоды. Скорее всего, летописец реальных дат правления и имён князей не знал. А хронологию событий до 941 года реконструировал на основе каких-то легенд и отрывочной информации из болгарских хроник.

Украинский историк Михаил Грушевский предполагал, что в этот период в Киеве было как минимум два князя с именем Олег и два или три Игоря, которых летописец по незнанию объединил. Кроме того, Аскольд и Дир не были соправителями, а княжили в разные годы. Что ж, такая версия имеет право на жизнь, но увы ничем не подтверждается, кроме того, что разные летописи помещает могилы одного и того же князя в разных местах.

Игорь – первый русский князь, о котором упоминают греческие и латинские хроники. Они знают его под именем Ингер или Ингор. Оригинальная же форма, по всей видимости, Ингвар. Что указывает на скандинавское происхождение князя, но не даёт серьёзных оснований полностью доверять рассказу летописца о его родственных связях с легендарным Рюриком.

Ничем хорошим этот князь не отличился. В 941 году он совершил поход на Константинополь, закончившийся поражением. В греческих хрониках эти события описаны очень подробно. Вернувшись из похода, Игорь отправился пограбить древлян. Видимо, чтобы покрыть издержки неудачной экспедиции за греческим золотом. Где и нашёл свою смерть. Бразды правления приняла его супруга Ольга.

Русь и хазары

«Хазарский вопрос» это очень сложный вопрос. Не случайно хазары в книге представлены очень схематически. На самом деле у нас практически нет достоверной информации об этом народе. О хазарах мы знаем ещё меньше, чем о Руси.

Вообще существует всего два оригинальных документа хазарского происхождения — письмо царя Иосифа и ещё одно письмо, известное как «Кембриджский документ».

Когда Хасдай ибн Шапрут, испанский еврей, бывший кем-то вроде премьер-министра или госсекретаря при дворе эмира Кордовы, открыл для себя на востоке огромное, по европейским меркам, государство, жители которого исповедуют иудаизм, он попытался узнать о нём как можно больше и вступил в переписку с правителем Хазарии. Имеющиеся в нашем распоряжении документы — сохранившиеся фрагменты этой переписки. Составлены они в типично эпистолярном жанре: в них есть имена правителей и описание событий, но нет дат. Лишь кое-какие даты можно восстановить из отрывочных сообщений греческих и арабских авторов.

Но большей частью история Хазарии это большое белое пятно. Нет ни одной хроники и вообще какой-либо книги на хазарском языке, хотя царь Иосиф в своём письме упоминает об их существовании. Фрагментарные псевдорунические надписи, считающиеся хазарскими, так толком и не расшифрованы. И даже археологических древностей как таковых нет. Известный советский исследователь древней степи Артамонов соотносит хазар с салтово-маяцкой культурой. Найдены осколки керамики, кое-какое оружие, несколько невзрачных могил. Но где же монументальные усыпальницы хазарских каганов, при виде которых путник должен был сойти с лошади и идти пешком до тех пор, пока гробница не исчезнет из виду? Где дворцы родовой знати? Где сам стольный город Итиль, расположенный сразу на двух берегах Волги? Исследователи полагают, что всё это, возможно, сейчас находится на дне Каспийского моря, уровень которого существенно поднялся в X-XI веке и затопил исторический центр Хазарии.

Но самый главный вопрос — как могло могущественное хазарское государство, контролировавшее огромные территории от прикаспийских степей до Дуная и от кавказского хребта до верховий Волги, исчезнуть фактически мгновенно? Письмо царя Иосифа написано в 960-х годах, буквально за несколько лет до того, как каганат был стёрт с лица земли. В нём нет ни намёка на масштабный кризис, экономический упадок или серьёзные внутренние проблемы, которые могли бы настолько ослабить империю, что одно-два военных поражения оказались фатальными для государства.

Но нам следует отдавать себе отчёт в том, что письмо царя Иосифа, будучи историческим документом, всего лишь письмо одного еврея другому еврею, в котором автор сильно приукрашивает положение дел, выдавая желаемое за действительное. Иосиф описывает Каганат как могущественную державу, однако, не всё в его словах правда. В частности, перечень подвластных хазарам территорий и народов вряд ли соответствует ситуации середины X столетия, а, скорее, описывает реалии конца VIII — первой половины IX веков, то есть того периода, когда Хазарское государство находилось на пике могущества. К 960-м годам значительная часть этих территорий хазарами уже не контролировалась. Как обстояли дела внутри Каганата на самом деле, мы можем только гадать. Тем более, что и другие источники не проливают ни капли света на этот вопрос.

Хазары в моей книге носят еврейские имена. Это, опять же, целиком условно. Так ли это было на самом деле, мы не знаем. Вероятно, действительно в IX-X веках хазарская верхушка исповедовала иудаизм. Все известные нам имена хазарских царей и военачальников еврейские. Но при этом не исключено, что параллельно с еврейскими именами использовались и собственно хазарские. И, само собой, нельзя голословно утверждать, что все хазары поголовно были евреями.

Хронология книги

Я придерживаюсь мнения, что датировку истории ранней Руси нужно сжимать, сдвигая даты максимально ближе к 941 году. В связи с этим внесу некоторую ясность в хронологию самой книги.

Я умышленно чётко не привязываю сюжетную линию к определённым датам. То есть в тексте вы не найдёте такого: «Хёскульд отправился в путь и прибыл в Альдейгью 6 августа 907 года». Но по некоторым событиям, можно приблизительно понять в какое время разворачивается действие.

Самое раннее историческое событие, упоминаемое в книге — нападение «народа Рос» на Константинополь, которое произошло в 860 году. Для героев книги, разумеется, оно эпично и овеяно легендами, поскольку относится к давним временам, когда все они ещё не родились. Из этой же категории битва при Хаврсфьорде, которая, по общепринятому мнению, произошла приблизительно в 872 году. Некоторые исследователи, правда, относят её к более позднему времени, но мы примем для себя эту дату.

На пиру Хёгни рассказывает о своём походе на Каспийское (Гурганское) море и говорит о том, что ими был разграблен Абаскун (Абесгун). Об этом событии упоминают арабские авторы и его принято датировать 909 годом. Разумеется, нам неизвестны имена участников этого похода и его отправная точка, но у нас же не научная монография, а художественное произведение. Учитывая общее время путешествия Хёгни — три года — можно предположить, что в Альдейгью он вернулся приблизительно в 911 году. Соответственно, опять же чисто условно, этот год можно считать начальным для описываемых в книге событий. И тогда захват Хёскульдом-Аскольдом Киева это следующий, 912 год, а большой поход русов на Каспий, закончившийся катастрофой, происходит именно в то время, которым его датируют арабские авторы — в 913 году. Впрочем, у Масуди сказано, что поход состоялся «вскоре после 300 года Хиджры», то есть, возможно, и позже. Но мы, опять же, берём ту дату, которая считается общепринятой. Ну и захват Киева Игорем-Ингваром, следуя хронологии книги — это 914 год.

Само собой, даты абсолютно условны, ни к каким историческим документам не привязаны, что само по себе невозможно. Но они вполне вписываются в канву известных и реконструируемых исторических событий.

Скачать книгу Сергея Сакадынского «Солнце всходит на севере»



Поддержите проект