Сергей Сакадынский: В Украине хуже, наверное, не было даже в 90-х

Интервью Луганскому информационному центру. Сентябрь, 2015

— Как ты оцениваешь нынешнюю украинскую политическую ситуацию?

— Так выходит, что к каждому новому правительству в Украине претензий гораздо больше, чем к предыдущему. Деятельность Януковича и его окружения, — разумеется, одна из причин майдана и всех последующих событий. Однако Янукович шел к этому несколько лет. Порошенко же сумел настроить против себя своих бывших сторонников всего лишь за год. Сегодня в стране нет доверия к действующей власти и нет доверия к тем, кто заявляет о своей оппозиционности. Налицо серьёзный политический кризис, ещё более глубокий, чем в 2013 году.

— Может ли привести очередной парламентский кризис к перезагрузке власти?

— Перезагрузка неизбежна, но она не приведёт к стабилизации ситуации. Потому что в стране так и не появилась действенная третья сила. На фоне падения рейтингов нынешней партии власти растут рейтинги тех политических сил, которые до этого от власти были отстранены. Но, на самом деле, это всё одни и те же люди, поэтому перевыборы ничего не изменят принципиально.

— Насколько серьезен аспект «недовольных вооруженных людей возвращающихся с фронта»?

— На словах – каждый третий готов брать автомат и идти на Киев. На самом же деле нет лидеров, которые могли бы увлечь за собой массу недовольных. Тем не менее, если у кого-то на чердаке лежит автомат, то он рано или поздно обязательно выстрелит. События в Мукачево и граната под Верховной Радой тому прямое доказательство.

— Возможен ли срыв ситуации в неуправляемый хаос войны «всех против всех»?

— В этом главная опасность. В стране огромное количество «бесхозных» военных, которых убрали с фронта и которые недовольны правительством. Кроме того, под брендами добровольческих батальонов действует множество самозванцев. Достать оружие – не проблема. Возникает соблазн использования этих контингентов во внутренних разборках.

— Ваш прогноз политической ситуации?

— Стабилизация ситуации при нынешнем составе Верховной Рады и правительства невозможна. Поэтому после местных выборов неизбежны перевыборы народных депутатов и, вероятно, президента. Если этого не произойдёт мирным путём, то неизбежен очередной майдан. И, как следствие, два варианта: разгон протестующих с отменой выборов вообще и введением военного положения либо смена власти силовым путём.

— Какова экономическая ситуация в стране?

— В Украине хуже, наверное, не было даже в девяностых. Показательно, что за всю историю украинской валюты, ни разу за столь короткий промежуток времени она не обесценивалась даже вдвое. Вообще с момента введения гривны в 1996 году до 2013 года относительно доллара она подешевела в четыре раза. За последний год гривна подешевела втрое. Что бы там ни говорили, но украинская экономика долларозависимая. Поэтому цены выросли пропорционально, при том, что зарплата не увеличилась. Как результат – падение уровня жизни в несколько раз.

— Причины?

— Правительство всё списывает на войну и предыдущую власть. Но нужно понимать, что экономика Украины системно убивалась и при Ющенко, и при Януковиче, а сегодня ничего не делается для стабилизации ситуации. Многие бюджетообразующие предприятия остановлены, а кредиты разворовываются либо тратятся на затыкание дыр в социальной сфере. Ничего не поменялось, а только усугубилось, поэтому нет причин для того, чтобы стало лучше.

— Был ли на самом деле технический дефолт и вероятен ли дефолт реальный с раскруткой гиперинфляции?

— На самом деле, последние лет восемь Украина стабильно находится в преддефолтном состоянии. И только огромный пласт теневой экономики позволяет держаться на плаву. То есть, денег нет, но экономика продолжает как-то выживать за счёт теневого оборота. Но этот ресурс не безграничен, и, при сохранении нынешних тенденций, вымывание денежной массы может привести к параличу экономики в целом.

— Твой прогноз ситуации?

— Западные партнёры не заинтересованы в дефолте, поскольку это приведёт к окончательной дестабилизации ситуации в Украине, которая неизбежно отразится на ситуации в Европе в целом. Поэтому вероятно дальнейшее списание долгов и дальнейшее кредитование. Это фактически ведёт к полной потере Украиной экономической самостоятельности, но позволяет удерживать экономику на плаву. О каком-то экономическом развитии, разумеется, в данной ситуации не может быть и речи.

— Какова сегодняшняя жизнь украинского общества?

— В повседневной жизни регионов, не затронутых войной, мало что изменилось. Стали меньше зарабатывать, соответственно, меньше покупать. На периферии падение уровня жизни заметны больше, чем в крупных городах.

— Основные причины падения уровня жизни?

— Я их обозначил выше: война, девальвация гривны. Кроме того, ущербная модель экономики, когда все деньги аккумулируются и оседают в Киеве.

Получается, чтобы нормально зарабатывать, люди вынуждены перебираться в столицу. Но, как говорят, Киев не резиновый, да и стоимость жизни здесь, как и в любом мегаполисе, значительно выше, и съедает большую часть заработанных денег. Децентрализовывать экономику нужно было раньше, но все правительства хотели сохранять абсолютный контроль над денежными потоками. Киев всегда работал, как насос, выкачивая деньги из регионов. В итоге имеем всё больше нищающую периферию и благополучно жирующий за её счёт центр.

— С какими основными проблемами сталкиваются перебравшиеся в Украину переселенцы из Республик Донбасса?

— Главная проблема в том, что переселенцы не нужны государству, поэтому государство делает всё, чтобы выдавить их обратно на Донбасс. Если проблемы и решаются, то только силами самих переселенцев или благодаря помощи частных фондов и организаций. Большинство людей не имеют возможности нормально жить, поскольку потеряли работу и жильё. Единственная же помощь от государства — это пособие в 442 гривны (884 грн. для нетрудоспособных), которое чиновники цинично назвали «помощью на оплату жилья». Какое жильё можно оплатить за счёт этой сумы, если, например, в Северодонецке стоимость аренды квартиры начинается от 1 тыс. грн, а в Киеве от 4 тысяч? А найти нормально оплачиваемую работу сложно даже местным, не говоря уже о приезжих.

— И каков твой прогноз?

— Полагаю, что до голодных бунтов не дойдёт. А вот поток эмигрантов из Украины в благополучные страны будет расти. Лично знаю людей, которые разными способами выехали в Польшу, Германию и не собираются возвращаться. Есть устойчивые тенденции к дальнейшему фактическому сокращению населения за счёт эмиграции.

— Как считаешь, можно ли сказать, что ситуация «ни мира, ни войны» работает против Киева?

— В краткосрочной перспективе эта ситуация, наоборот, выгодна правительству Порошенко-Яценюка. С одной стороны, нет риска получить очередной Иловайск, ввязываясь в масштабную военную кампанию. С другой – на неурегулированную ситуацию на востоке страны можно продолжать списывать все политические и экономические проблемы, выпрашивать очередные кредиты и так далее. Но в долгосрочной перспективе отсутствие определённости в этом вопросе ведёт к нарастанию как внутренних, так и внешних противоречий. В том числе, к расколу в украинском обществе и падению доверия к действиям нынешней власти.

— Как ты оцениваешь соотношение и перспективы «Республики Донбасса – Украина»?

— Формально, на бумаге можно договориться о чём угодно. Но на практике я совершенно не представляю, как люди, буквально вчера стрелявшие друг в друга, будут мирно уживаться в одной стране. Как Плотницкий поедет в Киев и будет жать руку Порошенко? Как жители Западной Украины приедут восстанавливать разрушенный не без их участия Донбасс? После года огня и крови это выглядит как какой-то сюрреализм. Примирение – это очень долгий и сложный процесс.

— Можно ли сказать, что «В Украине — хуже»?

— Я бы так не сказал. На сегодня независимость ЛНР и ДНР — это независимость Приднестровья со всеми вытекающими проблемами. Перспективы развития у республик могли бы быть в качестве субъектов федерации в РФ или в Украине. Формальное возвращение в состав Украины позволит решить ряд проблем — снять блокаду, восстановить транспортное сообщение, вернуть в правовое поле деятельность местных органов власти и так далее. Но вряд ли такое решение поставит точку в вопросе дальнейших отношений между Украиной и Донбассом.

— Твои прогнозы и надежды в целом?

— Стабилизация политической и экономической ситуации в Украине невозможна без: а) урегулирования конфликта на Донбассе, б) реальной децентрализации, в) проведения в ближайшей перспективе перевыборов Верховной Рады и президента. Однако есть опасение, что на Донбассе мы получим замороженный конфликт на долгие годы, а децентрализация будет проведена исключительно на бумаге. Что касается перевыборов, то в этом заинтересованы многие политические силы, и их всё-таки проведут в следующем году.

На самом же деле проблем слишком много, чтобы их можно было решить ещё одними выборами. Для этого нужна политическая воля и желание элит, которые, к сожалению, до сих пор стремились удовлетворить свои частные интересы за счёт государства. Страна фактически вернулась в начало девяностых, и понадобится ещё лет десять для того, чтобы хотя бы вернуться к довоенному уровню.

Беседовал Глеб Бобров



Поддержите проект