Революция для своих: ни слова о революции

Давно перестал читать то, что считается мейнстримом. Бесконечные списки «маст рид», которые перебрасывает друг другу околоинтеллектуальная богема в соцсетях, интереса не вызывают. Эти книги написаны для публики, которая любит и хочет быть в тренде, жаждет казаться умной и начитанной. И она тоннами глотает этот интеллектуальный ширпотреб, исторгая обратно не переваренные цитаты, разбавленные шаблонными комментариями. Она похожа на толпу дегустаторов, которая перемещается от стола к столу и копирует авторитетных экспертов, вслед за ними рассуждая о фантастическом букете и аромате вина. А вино-то, вполне может быть, взяли по бросовой цене в ближайшем супермаркете, перелили в красивые графины и споили доверчивой публике.  «Авторитеты» же просто нанятые актёры, задача которых создавать сопутствующий антураж.

Если уж читать современных авторов, то таких, появление каждой новой книги которых не сопровождается медийным шумом. Так больше вероятность наткнуться на что-то как минимум оригинальное.

«Революцию для своих» я начал читать после того, как закрыл на середине несколько хайповых книг. Причины две: личное знакомство с автором и его творчеством, а также близость мне заявленных тем. Забегая наперёд, скажу, что в книге немало спорных моментов. Но прочитать её стоит.

Автор, как и положено любому творческому человеку, вознамерился объять необъятное – в одной книге увязать происхождение сознания, культуры, государства, экономики и ещё много чего. А под занавес заглянуть в будущее (куда ж без этого!) и выдать на гора рецепт разумной организации общества на основе социальной сети нового типа. Серьёзная заявка на победу. Но это декларация о намерениях, обёртка конфеты. А что внутри?

В предисловии автор отмечает, что в книге развиты мысли, изложенные в его предыдущих работах. В том числе, упоминает «Сатанизм и шаманство». У меня как раз сохранился бумажный экземпляр этой книги 1994 года выпуска.

«Сатанизм и шаманство» читать человеку неподготовленному не стоит. Книга пестрит цитатами и отсылками к другим авторам. Если читатель не знаком, хотя бы в общих чертах, с их творчеством, большая часть написанного останется для него непонятым. Чего-то подобного я ожидал и от «Революции для своих». Но тут автор порадовал: книга написана понятным, человеческим языком. Ссылок и громоздких цитат минимум. Зато много авторских мыслей с отсылкой к другим его произведениям, где эти они уже так или иначе получили развитие. Если со страниц «Сатанизма…» автор буквально кричит «Смотрите, сколько книг я прочитал!», то в «Революции…» он ненавязчиво намекает: «Обратите внимание, сколько книг я уже написал».

Начинает Луговский издалека, из глубин человеческой сути, рассуждая о сознании, воле, творчестве, искусстве, культурной среде и её творцах. Этому посвящены первые две части, которые выглядят как сильно затянувшееся вступление. Собственно, автор в самом начале пишет, что первые четыре части это преамбула к пятой. Цель их написания обозначить ту сцену, на которой, очевидно, и будет разворачиваться анонсированная в названии революция.

Первая часть посвящена человеку, а точнее, всему тому, что собственно делает его человеком. А вторая — покрывающему его тонкому налёту позолоты, именуемому культурой. Не буду детально останавливаться на их содержании. Отмечу лишь, что читатель, скорее всего, увидит здесь демонстрацию глубины и широты познаний автора, но сходу вряд ли поймёт, куда же его пытаются привести столь извилистой тропой. Здесь много букв, много смыслов, но не достаёт стержня, на который всё это можно нанизать.

Добравшись до третьей части «Политическое», я подумал: вот оно! Сейчас-то и начнётся революция! Но нет. Здесь в центре внимания государство. Луговский рассуждает о двух его типах: правильном и неправильном.

Как противник государства, я согласен с автором, что государство (в его интерпретации – государство курильщика) зло. Но я считаю, что государство здорового человека построить невозможно в принципе. Самоорганизация общества и общественный договор иллюзия, родившаяся в воспалённом мозгу оторванных от реальности гуманистов. Самоорганизация худо-бедно возможна исключительно в малых группах. Когда же заходит речь о взаимодействии большого количества людей, обойтись без посредников невозможно. А они, в свою очередь, очень быстро трансформируются в паразитов, жирующих за счёт остальных. Поэтому правильных государств, увы, не существует.

В этой главе автор много внимания уделяет фашизму, лишний раз напоминая о том, что фашизм это плохо. Конечно же, сегодня иной точки зрения быть не может. Если кто-то вздумает заявить, что фашизм это хорошо, он тут же будет сам объявлен фашистом и, возможно, наказан. Однако, всё ещё находящееся под впечатлением ужасов Второй мировой войны общество норовит причислить к фашизму любое отклонение от канонических норм и правил западной демократии. Отсюда, видимо, попытка автора свалить всё в одну кучу. Но кричать «фашисты в Москве» или «фашисты в Киеве» означает навешивать ярлыки. Размытость определения термина «фашизм» привела к тому, что сегодня фашистом можно назвать любого, кто тебе не нравится. При этом тот, кто слишком часто тычет пальцем в оппонентов и кричит: «Ты фашист!», сам, в конце концов, превращается в фашиста в глазах других.

Вообще  деление людей на сорта естественная природа человека, с которой современное общество усиленно борется. Автор это, кстати, отмечает. С такой точки зрения все первобытные народы были фашистами. А если пойти дальше (ведь философия это мысль, додуманная до конца!), то вообще любые «свои», отмежевавшиеся от «чужих» и культивирующие свою «лучшесть» есть фашисты. Так что тут повод задуматься, что это за «революция для своих» и нет ли в этом какой-нибудь крамолы.

Третья часть формально ближе к главной идее книги, но и она мало что проясняет. А вот в конце четвёртой части автор слегка приподнимает занавес, показывая нам кусочек туманного цифрового будущего. Отталкиваясь от постулата, что деньги это один из эквивалентов свободы, он подводит читателя к тому, что никто не вправе печатать их монопольно. В будущем нас ожидает мультивалютный мир, в котором каждый будет создавать свои собственные деньги. Непонятно, правда, на что будет опираться этот апофеоз свободы, если убрать из-под него фундамент в виде реальной экономики. Ведь уже сегодня существует проблема перепроизводства денег, порождающая один за другим мировые финансовые кризисы. А что будет, если фантазия Луговского воплотится в жизнь, страшно представить.

Одна из ключевых мыслей, которая проходит сквозь всю книгу: любая крайность это сферический конь в вакууме. Нет правого и левого пути, есть гибридный третий путь, в котором смешивается то и другое. Идея отнюдь не оригинальная, но она наиболее точно отражает логику развития человеческого общества. Социальный прогресс это не поступательное движение вперёд, а шатание из стороны в сторону. Натыкаясь на препятствия и набивая шишки, мы, тем не менее, неуклонно приближаемся к светлому будущему. А вот каким оно будет, автор рассказывает в последней, пятой части своей книги.

Луговский полагает, что на смену четырём прекрасным чудовищам, довлеющим над человечеством — природе, обществу, государству и цивилизации придёт пятое, и имя ему интернет. Как и всё вокруг нас, интернет амбивалентен. У него есть светлая и тёмная стороны. Но именно интернет «избавляя от посредников в виде медиа и власти, способен вернуть доверие, помочь переучредить общество на здоровых началах прямого общения».

Автор фактически предлагает человечеству переселиться в сеть: отказаться от изучения космоса и вообще от любой экспансии во внешний мир, а вместо этого полностью погрузиться в мир виртуальный, сосредоточиться на изучении своего Я и поиске «своих».

Мир будущего это глобальное цифровое сообщество, базирующееся на всеобщей открытости. В свою очередь, оно будет дробиться на автономные сообщества для «своих». Главный принцип: все у всех на виду и взаимодействуют друг с другом без посредничества третьих лиц. Никакой бюрократии, банков, чиновников. Только прямые коммуникации, народная экономика и лайки вместо денег.

На первый взгляд, всё почти идеально. Но Луговский не зря назвал этот дивный новый мир постиндустриальной утопией. Потому что, во-первых, полностью отрешиться от реальности и жить в интернете невозможно. А, во-вторых, глобальная социальная сеть не упразднит ни цивилизацию, ни государство, ни природу.  Интернет, наряду с производящей экономикой, религией, оружием, деньгами и прочими атрибутами цивилизации следует считать одним из величайших изобретений человечества. Интернет проник везде и стал саморазвивающейся реальностью. Но это лишь одна из сторон человеческой деятельности, не отменяющая все остальные.

Описывая свой постиндустриальный рай, автор как-то забывает, что где-то там, за кадром неизбежно обнаружится очередной индустриальный ад, без которого вся эта красота и лепота была бы невозможной. Айфоны по-прежнему не растут на деревьях, электроэнергию нужно производить, металл плавить. Никакого постиндустриального общества на самом деле не существует. Да и вообще возможна ли неиндустриальная цивилизация – большой вопрос.

Интернет выглядит самодостаточным только на первый взгляд. Все эти гигабайты данных генерируют процессоры, хранят носители информации, они текут по проводам и отображаются на экранах мониторов. Виртуальная реальность нуждается в реальном фундаменте. А, значит, контролирует её тот, кто владеет серверами и коммуникациями. Кроме того, сама глобальная сеть сама собой не  появится из воздуха. Для этого нужен мозговой центр и усилия команды специалистов. И эти неизвестные демиурги смогут использовать её в своих целях и даже в любой момент обнулить. То есть реализовать возможность коммуникации между людьми без посредников возможно, с чем неплохо справляются уже существующие социальные сети. А вот устранить контролёров и распорядителей точно не получится.

Но главная проблема кроется в самой человеческой сущности. Технический прогресс значительно опережает изменения в сознании.  Последние полсотни лет технологии развивались с буквально космической скоростью. Будущее из фильма «Вспомнить всё» с Арнольдом Шварценеггером для нас сегодня выглядит смешно. Но будущее из ремейка этого фильма с Томом Крузом через двадцать лет, вероятно, будет выглядеть ещё смешнее. При этом человеческое сознание и человеческий интеллект всё ещё сидят в пещерах. Социальный прогресс движется вперёд со скоростью улитки.  Финикийский торговец, дружинник царя Менелая, викинг, испанский конкистадор, фабрикант XIX века и работник современного столичного офиса мыслят теми же шаблонами и побуждаются к действию одними и теми же мотивами. Попавший в прошлое современный человек ничего там не изменит, но сам вполне комфортно впишется в окружающий мир и найдёт общий язык с окружающими.

Два главных движителя человеческих поступков это зависть и жадность. Одни хотят всё отобрать и поделить, потому что ощущают себя обделёнными в сравнение с более удачливым соседом. А другие никак не могут наесться и жаждут заполучить ещё больше. Этот вечный конфликт интересов лежит в основе всех событий человеческой истории. Он побуждает коллег по работе подсиживать друг друга, а политиков развязывать войны. Пока существуют зависть и жадность, гармонии в мире не будет.

На примере интернета можно наглядно увидеть, как развивается человеческое общество. Что мы видим на заре возникновения всемирной паутины? Множество энтузиастов, штурмующих неизведанное; островки свободы в океане первозданного хаоса; неформальные сообщества пользователей вроде Фидо, которые условно можно считать прототипом социальной сети здорового человека. Что мы видим сегодня? Правила, регламенты и контроль за трафиком провозглашаются принципами информационной безопасности. Всё, что приносит реальные деньги, монополизировано. А люди живут в «соцсетях курильщика», которые копируют формы и функции государства, и зачастую куда более тоталитарны, чем реальные государства.

Для нового общества нужен человек нового типа. Тут большевики были, безусловно, правы. Однако все попытки селекционировать его искусственно закончились плачевно. А для переформатирования сознания эволюционным путём понадобятся тысячи, а, может, и миллионы лет.

В книге немало спорных моментов. Но главное: нет ни слова о революции. Интернет-сообщество нового типа это ещё не революция. Подлинная революция сегодня может быть только одна – упразднение государства как такового. Однако нет никакого даже приблизительного представления о том, как будет выглядеть человеческое общество без государства. Ни одна из возможных моделей не исключает наличия закулисных кукловодов, ведущих игру в своих интересах, а не в интересах большинства. А поэтому любая «революция для своих» будет сводиться к очередной смене правящих элит, в ходе которой «чужих» будут расстреливать на стадионах и загонять в резервации.



Поддержите проект